Космические дети: как стать Илоном Маском

Антон Рогачев,
координатор образовательных проектов по направлению «Инженерия»
Расскажите, в чем цель ваших проектов?

Я координирую образовательные проекты для Космического центра Сколковского института науки и технологии и Лаборатории аэрокосмической инженерии МГУ им М.В. Ломоносова. И там, и там мы делаем направление, которое называется «Инженерия». Ключевая задача стоит в том, чтобы находить и отбирать талантливых школьников, направлять их в профильные, инженерные вузы.

Почему возникла необходимость искать будущих инженеров? Ведь сегодня именно инженерное направление в образовании названо приоритетным и имеет наибольшую государственную поддержку.

Да, у нас сегодня большинство вузов — технические, но проблема в том, что туда идут студенты, скажем так, не очень высокого качества, они не мотивированы. Все хотят заниматься международными отношениями, иностранными языками, быть финансистами или программистами, заниматься фундаментальными исследованиями. А вот на инженерные специальности талантливые дети попадают по остаточному принципу. Почему так?

В Советском Союзе очень плохо было развито гуманитарное направление — весь бюджет шел на «оборонку», на космос. После развала СССР образовался большой дефицит, быстро нужны были специалисты, так как появилась серьезная иностранная конкуренция: компании приглашали зарубежных менеджеров, поскольку все понимали, что качество наших пока очень низкое. А вот в СССР вузы выпускали очень хороших инженеров, и их было очень много. Экономика в 90-е рухнула, а университеты продолжали штамповать специалистов, которые не были востребованы: инженеры получали мало, их социальный статус был невысоким. Сегодня менталитет остался тот же.

На данный момент по некоторым технологиям наша страна отстает достаточно серьезно, от того же самого Китая. Но сейчас появилась возможность быстро развиваться — порог входа в инженерную деятельность снизился, даже на чужих современных технологиях можно строить новые стартапы, формировать новые инженерные идеи.

И для того чтобы это произошло, как раз и нужен комплексный подход к образованию, переосмысление самой профессии. Современный инженер должен не просто уметь спроектировать гайку, он — мейкер, который может вместе с командой создать некий продукт. И именно этот тип инженеров мы хотим взращивать. Мы хотим выпускать тех, кто понимает, каков на текущий момент уровень технологий вообще и как от этого оттолкнуться.

эти инженеры очень талантливы, а талант Маска — собрать их и дать идею

Нынче все мечтают стать Илоном Маском, при этом, инженерами — не хотят. Видимо, больше привлекает его успех как бизнесмена…

Конечно, Илон Маск — это новый кумир молодежи, и он человек бизнес-идеи, как и Стив Джобс. Но надо понимать, что все эти идеи — инженерные, бизнес таких людей построен именно на инженерии. Это очень важно. Конечно есть люди, которые делают всю «инжеренку», и эти инженеры очень талантливы, а талант Маска — собрать их и дать идею. Он делает вещи, про которые до этого все говорили: «Они не нужны». Например, возвращаемые ступени. Он создает новое видение того, для чего нужны ракеты — тот же самый космический туризм, безумные группировки для космического интернета и так далее. Все это, в свою очередь, запускает новые идеи, которые раньше не могли быть реализованы, потому что не было запроса.

Как вы оцениваете уровень нынешних школьников? По вашим наблюдениям, есть ли у нас сейчас подрастающие инженеры, способные в будущем на какой-то прорыв? Наши илоны маски?

Есть дети со свежими идеями, это очень хорошо, многие мыслят неординарно. Задача — как раз их сориентировать, чтобы они свои мысли превратили в направление движения, которое поможет что-то изменить. При этом сейчас мы наблюдаем серьезный упадок фундаментальных знаний. Как правило, к нам попадают дети уже высоко мотивированные, которые пытаются что-то понять и узнать, развиваться. Но если приходит ребенок просто из обычной школы, то уровень обычно очень низкий: не могут сделать из листочка А4 квадрат или в 8-м классе не знают площадь круга, а по физике — вообще провал. И не очень понятно, как мы можем повлиять на общее образование. Получается, если ребенок хочет развиваться в каком-то направлении, он может это сделать только через дополнительное образование.

Сейчас робота не пускают к человеку

Как вы ищете и отбираете потенциальных талантливых инженеров?

Существует несколько проектов: например, Воздушно-инженерная школа, которую мы организуем в МГУ вместе с Роскосмосом. Туда приезжают дети со всей России. В сентябре начинается подача заявок, а зимой проводится Зимняя космическая школа в МГУ, начиная с 9-го класса (6—8-й класс занимаются удаленно). Здесь в течение 10 дней они слушают лекции и затем защищают свои проекты. Мы делаем метеорологические зонды, которые запускаются на высоту до двух километров; они должны там исследовать атмосферу, понять физику полета, поработать с механикой. А в рамках Летней школы запускаем ракеты и стратосферные шары.

Второй проект — олимпиада НТИ, сейчас в «Сколтехе» мы как раз делаем новый профиль вместе с Роскосмосом, РКК «Энергия» и НПО имени Лавочкина — «Аэрокосмические системы». Дети будут делать космический ровер, который должен найти воду на другой планете, провести ее анализ и отправить на Землю информацию о том, какого она качества. Необходимо спроектировать путь ровера с учетом всех задержек, запрограммировать робота, чтобы он нашел самый короткий путь до нужного места, разработать и собрать механизм для сбора и анализа воды.

В марте готовится космическая смена в «Сириусе», туда поедут победители конкурсов программы «Дежурный по планете» — это космические соревнования по строительству дистанционного зондирования Земли. В рамках конкурсов участники — 8—11-й класс — собирают антенны, принимают реальные данные с метеорологических спутников, делают проекты космических аппаратов, обрабатывают космические данные. В конкурсе принимают участие Роскосмос, Фонд Бортника, «Сколтех».

Построена интересная система, чтобы дети могли себя попробовать в разных аспектах космической деятельности в области дистанционного зондирования Земли: начиная от создания спутника, который должен взлететь и передать данные. Потом ребятам нужно принять спутниковые данные, дешифровать и обработать их для формирования заданий пароходствам, прокладывающим путь кораблям, чтобы они не сталкивались с дрейфующими льдинами. Ну, а главная задача — спасти бельков.

А куда потом попадают все эти талантливые дети? Где учатся, куда идут работать? Будет ли у них реальная возможность проявить свои инженерные таланты?

Наши дети учатся в «Бауманке», Политехе, МГУ, МАИ и других вузах. Во многих университетах победителям инженерных чемпионатов дают 6–10 баллов при поступлении. У Роскосмоса много кафедр в разных вузах, и практически все они имеют целевые программы поступления, то есть выпускники пойдут работать в эту структуру. РКК «Энергия» активно отслеживает талантливых ребят, некоторые наши выпускники уже там работают.

Конечно, космос — это самый высокий уровень развития инженерии: то, что работает в космосе, работает везде, потом можно пойти куда угодно. Я надеюсь, что в ближайшее время космическая отрасль начнет развиваться более интенсивно.

Кроме того, развивается робототехника — коллаборативная в том числе. Сейчас робота не пускают к человеку, мы все знаем, наверное, только робот-пылесос, но в какой-то момент произойдет какой-то сдвиг, когда появятся правильные алгоритмы, правила, инфраструктура, в которую можно запускать робота-помощника. Ну, и еще хочется надеяться, что появятся интересные инженерные стартапы.

Ищете школу, вуз, колледж или курсы? Все учебные заведения — в каталоге «Учёба.ру»!